Аркадий Дворкович: прототипы 6G появятся уже лет через пять

Аркадий Дворкович: прототипы 6G появятся уже лет через пять

— В этот раз мы приехали в составе большой команды группы ВЭБ. Конечно, у нас есть своя особая повестка, но при этом мы включены в общую повестку ВЭБа и показываем, как бесшовно мы можем оказывать весь спектр поддержки инновационному процессу по всей стране и с выходом на глобальные рынки.

Мы привезли интересные стартапы, которые уже готовы масштабировать свои результаты, то есть находятся на продвинутой стадии, кто-то уже даже нашел инвестора. Показываем еще несколько проектов с партнерами. Например, квантовые технологии с Росатомом, медицина со Сбербанком, 5G с МТС. В общем, есть очень много всего интересного. Вот об этом и будем рассказывать.

— Мы участвуем в гражданских проектах с Минпромторгом. Отбираем под задачи профильные компании, причем необязательно сколковские. Это любые компании, которые имеют соответствующую компетенцию. Сегодня Россия не закрывает большую часть своих потребностей в микроэлектронике и вынуждена многое покупать за рубежом. Поэтому правительство концентрирует ресурсы для изменения ситуации. Это сложный проект, который требует действительно больших затрат.

— Минпромторг занимается выбором приоритетов, чтобы сосредоточиться в направлении главного. Оценки есть, конечно, но любая оценка зависит от выбранного приоритета.

— Есть, но нужно еще больше, нужно, чтобы появилось новое поколение специалистов. Сегодня их недостаточно. Кого-то надо возвращать из-за рубежа. «Сколково» этим занимается.

— Да. Иначе ничего не получится.

— Я бы говорил об авиации, автомобилестроении, медицине, технологиях связи нового поколения, 5G, 6G…

— Сложно сказать, но специалисты говорят, что за десятилетие. Я имею в виду появление на рынке, а что касается прототипов, то, конечно, раньше, лет через пять.

— Да, появилось. Компания «Рапид БИО», совместно с компанией «Авивир» зарегистрировала первый экспресс-тест для обнаружения антител после вакцинации от коронавируса. За 15 минут он определяет, сформировался ли устойчивый иммунитет к COVID-19. Достоверность результата – 96%.

Еще был создан гемосорбент. Компания «Эфферон» создала установку для очистки крови от токсинов, она использовалось во многих клиниках. Это такая установка с абсорбентами, через которую чистится кровь и поступает обратно в организм. Она помогла спасти многих больных от цитокинового шторма.

— Да, однозначно. Во-первых, государства точно повернутся в эту сторону, будет много госфинансирования, госзаказов. Кроме того, понятно, что не весь мир вернется в офлайн – часть останется онлайн, а значит, будут востребованы разработки, которые связаны с онлайн работой, обучением и иными сферами. Третье – сам цикл разработок, запущенный пандемией, охватит еще как минимум несколько месяцев.

— Снизилась. Прежде всего, межличностное взаимодействие снизилось, несмотря на все зумы. Это минус, но в каких-то вопросах повысилась скорость – и это плюс. Например, раньше компании не надеялись, что Минздрав будет быстро регистрировать некоторые разработки, а сейчас это именно так, значит, общая эффективность повысилась.

Дальше вопрос – как воспользоваться наработками. Например, в образовании, конечно, точно плохо все оставлять онлайн – это безумие. Но какая-то доля, которой раньше не было, вполне может быть в онлайне: рутинные лекции какие-то, где нет интерактива, где просто можно послушать материал, но это не более 20%.

— Политика часто оказывается в интервале между «бессмысленным» и «необходимым». Если серьезно, то ситуация, с одной стороны, была беспрецедентной, поэтому подобных рычагов было не избежать. Но думаю, что это будет хорошим для всех уроком. И качество предварительного анализа, мониторинга повысится, и можно будет заранее прогнозировать риски, предупреждать такие процессы. Сельское хозяйство и продовольствие – вообще сложная тема, потому что есть и сезонные колебания, и колебания год от года из-за урожайности. Это очень непростой рынок. И нет ни одной страны, которая каким-то образом не регулировала бы эту сферу. Просто везде по-разному к этому подходят. Где-то интервенциями, где-то квотами, где-то фиксированными минимальными ценами и так далее. Россия пользуется более ограниченным инструментарием, не имея возможности на огромные бюджетные субсидии. Это тонкий процесс.

— До этого не дойдет.

Оставить комментарий